Main menu
0:00
0:00

Международная премия Югра за 2018 год. Елка Няголова

Сибирь, Югра – точка на карте России с притягательной и магической силой! Еще перед тем, как отправиться туда, когда мне сообщили о награде, я знала об этом. Хмм… «Знала» - это не точное слово. О Сибири не можешь знать. Ее можно почувствовать. Точно так же и о Югре. Эта клокочущая энергия побуждает тебя изменить всю систему мировосприятия, увидеть невидимое, услышать шепот времени, понять, что между Сегодня и Вчера существуют не только минуты и часы, а тонны накопившегося молчания, в котором человеческий дух похож на две огромные реки, сливающиеся одна с другой у Ханты-Мансийска. Дух Человека, как и дух реки, ищет родственную душу, чтобы слиться с ней. Или сродниться…. Иртыш, текущий из Китая, и Обь – одна из самых протяженных рек на Земле (3647 км), преподают невероятный урок людям: каждая из них, сохраняя свое величие, неистово ищет другую, чтобы своими водами слиться с ней. Реки не только обладают памятью, но, мне кажется, больше умеют ценить других, искать их «дружбы», отдаваться им - без позы и высоких слов, а обыденно, как это может только вода…

Этой воды сейчас не видно. Она покажется значительно позже, когда зашумит весна и начнут отворяться глазки истонченного льда. Наше появление в Ханты-Мансийске случилось немного раньше, когда еще были нетронутыми огромные обледенелые сугробы, почерневшие и неколебимые… Из писем своих новых друзей я поняла, что сразу после нашего отъезда снова повалил снег – мягкий и роскошный, как это случается только на севере. Говорят, что лето вновь будет очень жарким… В ту пору люди, наверное, ищут тенистые места наверху, в лесах, где растут 300-летние кедры, окрашенные белизной берез, делая этот пейзаж типично русским и северным…

…Когда получила сообщение, что мне присудили эту престижную литературную премию «Югра» (за мою книгу «Ангел в пещере», опубликованную на русском языке. Изд. «Паблис» - Москва), я сказала себе: вот именно там мне не приходилось бывать. И тронулись мы в путь с моей переводчицей, издателем и прежде всего с подруженькой Людмилой Снитенко. Это она предложила мне опубликовать такую книгу. Впрочем, столько лет уже я в литературе, но без приглашений не хожу в гости, как и не публикую свои стихи без предложений издателей… Но это уже другая «история»… А о Сибири я знала мало. Свои незнания компенсировала с помощью легенд – о доисторических гигантских животных, о малых языковых общностях в огромном языковом многообразии России, о странном сочетании язычества, шаманства, а позже – о православии, об отшельниках, о множестве золотых самородков, о голосах колоколов, о режущем глотке свободы, которым упиваешься, когда вылезешь из самолета… Впрочем, эту свободу я видела повсюду – в глазах наших хозяев Дмитрия Мизгулина, Игоря Ширманова и его супруги Ольги, Сергея Козлова, утонченной и величественной Ольги Михайловны Павловой – директора государственно-общественной библиотеки (а какая библиотека, боже мой!), Марии Кузьминичны Волдиной-Вагатовой, 82-летней поэтессы, которую называют «Матерью ханты-мансийской поэзии» или «Матушкой Югрой». И еще, и еще… Мне предстоит справиться с переводами целой группы поэтов и беллетристов из Ханты-Мансийска, поскольку решили сделать на болгарском языке СИБИРСКУЮ ТЕТРАДЬ. Первые тексты ко мне уже поступили… Сегодня нас разделяют тысячи километров, почти как в песне: «Между нами – снега, снега…» А я продолжаю видеть обветренные и чистые лица сибиряков и эту гордую свободу в их очах…В сущности, откуда это у них? Не от тех ли первых сосланных и поселившихся в этих местах вольнодумцев, декабристов и их семей? Это началось при Петре Первом в 1724 году.

Березово – первая остановка для тех, кто во все времена и при всех режимах смотрели на власть имущих дерзкими взглядами и были сосланы в эти места, чтобы охладить их революционные страсти… А также их жены – великие русские женщины, чаще всего – дворянки, лишившиеся своих карет, столичных балов и всевозможных удобств, и отправившиеся следом за своими сужеными, чтобы разделить их участь! Низкий поклон им! Долгоруковы, Горские-Друцкие, Ентальцевы, Черкасовы… Это они принесли в эти края высокий и своеобразный дух, непокорность… и свои иллюзии об общественном устройстве. А кого они здесь застали? Малочисленные этносы – ханты и манси с уникальной культурой и редким языком, с почти детскими улыбками на лицах, чистыми сердцами, сроднившимися с лесами, сдружившимися со зверями, любящими свои деревянные чумы, молчаливо взиравшими в свои святилища… Часть огромного многообразия России! И тут пришла мне мысль о единстве этих многообразных общностей. Есть какая-то тайная смесь, некая извечная совокупность или соединение, которое не исчезает, не устаревает, не поддается климатическим, историческим и «новаторским» инвазиям. Эта «совокупность» крепко связывает малые и великие народы и языки. И этим связующим элементом является любовь этих людей к Отечеству. Не показная любовь, декларированная во фразах, жестах и манифестациях, не любовь перед «другими». А выстраданная, омытая слезами и кровью, претерпевшая осады, набеги и войны, прошедшая через внутренние сомнения и камни преткновения, через предательства своих и чужих, через православный исихазм, через смирение и христианский восторг, через тот широкий крест, которым осеняет себя русский человек, застав один на один перед Богом…

И дивишься самонадеянности некоторых новых пророков и «врачевателей» сегодняшних цивилизационных недугов… Они, ничуть не смущаясь, с легкостью анализируют неведомое для них, создавая догмы, путая понятия, переворачивая их с ног на голову, позволяя им блуждать, словно акробатам, вверх ногами… И радуются, и повторяют свои мантры, и принимают следующую таблетку, которая только усиливает амнезию толпы… О, бедное, бедное человечество, повзрослевшее и состарившееся, но так и не набравшее мудрости, чтобы само могло прийти к мысли, что набитый карман не компенсирует пустой головы, а духовный капитал – во всех его проявлениях, - это то единственное, что может предотвратить нынешний Вавилон…

Но вернемся в Ханты-Мансийск. Небольшой по численности Ханты-Мансийский округ усеян старыми и новыми церквами. Мы были в гостях у Ханты-Мансийского и Сургутского митрополита Павла. Он показал нам богатый иконами храм, святые мощи… Его глаза загорались, когда он рассказывал о новопостроенных храмах, о том, что они воздвигнуты за счет щедрых дарений людей и что церкви, сколь ни просторны, на церковные праздники полны народу… А главный храм – настоящее чудо! Воздвигнутый на одной из возвышенностей города. От него широкая аллея с каскадами и лестницей спускается вниз. На каждой площадке для отдыха имеется вылитый из бронзы большой свиток, общим числом десять - по количеству Божьих заповедей. А у подножия холма сооружен величественный памятник святым братьям Кириллу и Мефодию. Их лики - повсюду как светлая сыновья признательность. Они на внушительном дипломе, удостоверяющем международную награду…

Впрочем, все, что связано с нею, я воспринимаю с честью и с трепетом. Знала, что моя кандидатура была выдвинута на награду, но не ожидала, что это произойдет. Для меня не безразлично, что передо мной – имена таких писателей, отмеченных этой наградой, как Валентин Распутин, Глеб Горбовский, Даниил Гранин, Станислав Куняев, Юрий Поляков, Горан Петрович, Игорь Шумейко… И те, кто получил награды в других жанрах и разделах: Виктор Ал. Линник, Леонид Иванов, Александр Игумнов, Ненад Илич… Вместе с упомянутыми личностями мы переживали встречу с Сибирью. Это потрясающие писатели, которые жизнь превращают в литературу, с мастерством жрецов слова, преобразующие пласты человеческого духа…

Не берусь определять то, о чем говорил Тютчев, что «умом Россию не понять». Но отнеся его слова к Северной и Западной Сибири, полагаю, что любая характеристика этой земли и этих людей была бы неполной, если не начать с понятия ДУХОВНОСТЬ. Она проявляется во всем… И прекрасные музеи Ханты-Мансийска переносят вас в различные времена…. И Природно-научный, и Художественный музей (с полотнами Айвазовского, Репина, Васнецова, Левитана, Шишкина…), и Музей геологии, нефти и газа, и Этнографический музей на открытом пространстве… А какие концертные, театральные и жилищные здания! Город обновлялся постепенно и за 30 лет полностью сменил свой облик. «Да, - скажет кто-нибудь, читая эти строки. - Чего только ни делает нефть!» И ошибется! Поскольку все в этом магическом Севере сделано не только с помощью средств, а с большим вкусом, с огромной верой и ясным сознанием, что делается не только для дня завтрашнего, а для далекого-далекого будущего…

Но по-настоящему интересна не урбанистика (хотя немало архитектурной фантазии вложено в нее), не богатая кулинария с обилием различных видов рыбы, которую в Югре готовят с большим мастерством, а душевные и духовные глубины сибиряков, которые читают меня, как открытую книгу…

Перевод с болгарского: Анатолий В. Щелкунов, член Союза писателей России, член Союза друзей Болгарии

Статья на сайте Тюменская область сегодня

Print Friendly, PDF & Email