Main menu

Всякое дерево, не приносяще плода
доброго, срубают и бросают в огонь.
Мф. 7, 9

Всякое ли творчество способно дать плод, который бы оживил, отогрел, покрыл теплом сумрачную и греховную душу современного человека? Ответ однозначный: не всякое.
Поэзия — акт творческий, и, безусловно, результат этого акта — плод духовный. Но не всякий плод на вид и на вкус привлекателен и съедобен — можно и отравиться. Священное Писание прямо говорит о «садовниках» (творческих): «По плодам их узнаете их» (Мф. 7, 20). С одним из таких садовников я познакомился несколько лет тому назад в одной из поездок по солнечной Италии. Это автор книги «О чем тревожилась душа» Димитрий Мизгулин. Так о чем же он тревожится и чего желает людям и себе?
...Пусть теплота Святаго Духа
На нас, сердешных, снизойдет...

Поэт понимает, что без Божией благодати невозможно никакое спасительное творчество.
Болью отзывается в его сердце нравственное состояние современного общества, хотя поэт и не обольщается прошлым:
...Не всякий знал и в те года
К Любви дорогу,
Но каждый грешник был тогда
Поближе к Богу.

Автор книги размышляет: доколе же общество будет находиться в духовной слепоте? И делает вывод:
...И будет смех подобен стону,
И будет властвовать обман,
Покуда мы, как на икону,
Взираем на цветной экран.

В чем же причина духовного дисбаланса? По мнению поэта — не слышим голоса Творца:
Нынче чародеев, звездочетов
Слушаем, как будто бы святых,
Всё гордимся точностью расчетов,
А бредем, как сонмище слепых.

Конечно, не только невежественный в религиозном отношении народ — кузнец своего счастья, но и его учители имеют, мягко говоря, невнятное представление о людском благе:
Вожди про счастье говорят:
— Мы у порога.
И как-то смутно, невпопад,
Вдруг вспомнят Бога.

Димитрий Мизгулин — тонкий, чуткий и наблюдательный поэт, с хорошим вкусом и мягким чувством юмора. Он не кичится своим талантом, не стремится ко всяким замысловатостям и поэтическим трюкам, не сражает наповал читателя, не парализует ум и воображение модной архитектоникой стиха, а, наоборот, предлагает нам себя как друг, как брат, готовый поделиться тем теплом и отзывчивостью, которыми благословил ему Господь.
Автор сожалеет о том, что, увлекаясь прогрессом, мы делаем ставку на него, забывая о том, что никакое изобилие материальных благ и расцвет науки еще не сделали человечество по-настоящему счастливым:
И летит всемирный наш экспресс,
И гремит железная дорога,
И уносит дальше нас прогресс
От Природы,
от Любви,
от Бога.

Но нет безысходности в стихах поэта Димитрия Мизгулина. Наоборот, они вселяют в нас надежду на возгорание в душах наших того благодатного Огня, который подобен иерусалимскому, ежегодно сходящему с Небес на свечу православного архиерея в Великую Субботу накануне Святой Пасхи:
Смахну беспамятства слезу
Тяжелою рукой,
Домой с Афона привезу
Молитву и покой.

Автор книги не замыкает свою поэтическую душу в рамки собственного воображения и таланта, но и насыщает ее теми благодатными Дарами, которые ниспосылает Господь православным христианам в церковных Таинствах. Он также совершает паломнические поездки по Святым местам, и маршруты их самые разные: это и Святой град Иерусалим, и вечный город Рим, и многочисленные монастыри нашей необъятной Родины, ныне восстающие, как птица Феникс из пепла, и, наконец, святая гора Афон. Греция. Предлагаемый читателю очерк «Под покровом Игуменьи горы афонской» знакомит нас с православной Грецией и, в частности, с Небом на земле — Афоном. Зоркий глаз очеркиста Димитрия Мизгулина фокусирует наше внимание на религиозно-историческом аспекте описания паломничества.
Дорогой читатель, Вы держите в руках плод долгих размышлений автора о Боге и человеке, о разных дорогах и тропинках, по которым бредет человеческая душа, и единственном пути, ведущем к Истине. Это плод добрый. Вкусите его.
Клирик Князь-Владимирского
собора, что в Санкт-Петербурге,
протоиерей Виктор Грозовский
19.06.2002 г.

Print Friendly, PDF & Email

Песни на стихи Дмитрия Мизгулина