Main menu

   У этой книги два равнодостойных, равнозначимых автора: поэт Дмитрий Мизгулин – фотохудожник Аркадий Елфимов.

   А это значит, что можно и в иной последовательности их представить: Аркадий Елфимов – Дмитрий Мизгулин.

   Потому что, как увидим, каждый из них тут - первый, никто ни у кого не в подчинении. Обычно в книгах стихотворений, и в прозаических тоже, иллюстративное начало носит служебный, вспомогательный характер.

   Слово первично. А изображение? Его может в книге и не быть вовсе. Его горизонты заданы и ограничены словом. Написано: лес, и мы уже представляем себе лес, пусть он и неодинаков в созерцаниях каждого из нас. В этой книге - не так.

   Тут соединён жизненный опыт двух людей, которые до встречи на её страницах мало знали друг о друге. И потому не делали никаких чрезвычайных усилий, чтобы соответствовать или подчиняться один другому в своём видении мира.

   Но когда встреча произошла, обнаружилось: очень часто и очень естественно слово одного перетекает в зрелищный образ другого. И наоборот: летучий пейзаж фотомастера хочет отразиться в зеркале стихотворной строфы поэта. Какая же надобность сопрягла в одном издании Мизгулина и Елфимова? Всегда свежие окоёмы, воистину океанические панорамы равнины по имени Западная Сибирь? Возрастная близость и переклички жизненного опыта, в котором собрались и общая боль, и надсада, и чаяние Лучшей доли для оскорбительно бедных своих сограждан? В наши дни стихи пишут десятки тысяч людей, а тысячи их печатают. Миллионы людей фотографируют кого и что ни попадя. И почти всё написанное, абсолютно всё отснятое тут же печатается, пусть и в одном-двух экземплярах. Но во всём этом милом любительстве преобладает трогательное желание хоть как-то противостоять стихиям забвения, хоть немножко «увековечиться».

   Но настоящее в литературе, в искусстве начинается лишь там, где мы различаем горечь о растраченных напрасно силах, сострадание обделённым, сочувствие обманутым простакам-современникам, надежду, прошедшую через искус отчаяния, на лучшую долю. Вот в этом-то и видится неслучайность встречи поэта и фотохудожника. Они у нас на глазах как бы ищут поддержки друг у друга: а так ли мы судим о мире? Они тихо собеседуют. Они подтверждают, что как и в былые времена, русский человек безо всякой корысти, не заглядывая в чужой карман, готов встретиться и поговорить с другим русским человеком. О самом сокровенном. О лучшем, чего он ждёт для своей земли.  

Print Friendly, PDF & Email

Песни на стихи Дмитрия Мизгулина