Main menu

В канун своего 50-летнего юбилея на вопросы редакции журнала «Югра» ответил Дмитрий Александрович Мизгулин – поэт, президент Ханты-Мансийского банка, депутат окружной думы, общественный и государственный деятель. Но наш разговор шел в основном о поэзии. Сегодня книги Дмитрия Мизгулина можно приобрести во многих интернет-магазинах, они публикуются в ведущих литературных журналах и газетах, их можно встретить на всем пространстве СНГ и даже за рубежом. Потому, не смотря на весь перечень должностей и общественной нагрузки, первый вопрос звучал так:

- Что для вас поэзия?

- А я бы поставил вопрос по-другому: а что вообще есть литература? Это – жизнь! Не будем ограничиваться поэзией, будем говорить вообще о литературе. Почему литература – жизнь? Ну, прежде всего, вспомним Евангелие апостола Иоанна, где сказано: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через Него начало быть…» Это же не просто так написано. И сказано: «Без меня не можете делать ничего…» Человек – творение Божие, но его претворяло извечное Слово. Поэтому литература – это жизнь. Поэтому я и назвал литературный фонд «Дорога жизни».

- И все же, если говорить отдельно о поэзии?

- Если брать поэзию, как отдельный жанр, то она более оперативно реагирует на любые события в нашей жизни. Она более быстрая. И с точки зрения восприятия она обуславливает более быстрое восприятие и более чувственное восприятие мира. А значит – более объективное. Поэзия берёт определенную точку мира, жизни, движения. Прозаик на любое событие будет реагировать несколько месяцев написанием романа или несколько дней, написанием рассказа, в зависимости от его творческой активности. А стихотворение может «выстрелить» за несколько минут.

- «Стихи не пишутся, а слышатся»… – строка одного из ваших стихотворений. Слышатся свыше?

- Разумеется. Также как рождающаяся в сознании, в душе композитора мелодия.

- Но сегодня поэзия переживает не лучшее время…

- Как сказать. Возьмем сайт «Стихи.ру». На сегодняшний день там опубликовано свыше 13 миллионов произведений! Там за минуту находится порядка 600 человек, которые пишут стихи. Там свыше 360 тысяч авторов. Конечно, не всякий, из тех, кто разместил там свои опусы, является поэтом, но можно утверждать точно, что каждый из них любит поэзию или, во всяком случае, тянется к ней. Парадокс: стране нужны станки, а люди пишут стихи. И так было всегда в России. Вот хорошо это или плохо? Или любовь к слову мощная составляющая той самой загадочной русской души?

- Если бы больше было свободного времени, что предпочел бы Дмитрий Мизгулин: больше читать или больше писать?

- Никогда не надо ставить вопросов с точки зрения «если бы». Если бы да кабы… Господь дал человеку ровно то, что ему нужно. Поэтому я никогда не переживал по поводу «если бы», жил легко и никому не завидовал. Одно скажу точно: для писателя чтение книг – это тоже работа. Это часть его труда. Писатель обязан читать. Как может писатель не читать? Скажем так, повар же следит за тем, что делают его коллеги, ищет новые рецепты, приправы… Я думаю, это понятно.

- Значит, книга в жизни Дмитрия Мизгулина играет важную роль?

- Главную! Книга – главное изобретение человечества.

- А ваши любимые книги? Какие книги оказали влияние на формирование вашего мировоззрения, вашей души, если хотите?

- Ну, несомненно, Новый Завет. А в литературе художественной… Начну с того, что сам я пишу с детства. Сколько себя помню, я пытался что-то писать. Даже исторические романы пытался писать. Во мне временно молчит, можно так сказать, прозаик. Был период, когда я за два-три года написал цикл рассказов. Но проза, как я уже сказал выше, требует больше времени. Работа, как это не прозвучит странно, оставила мне время только на поэзию. И я абсолютно убежден, что всякий хороший прозаик - это, на начальном этапе, всегда поэт. Позволю себе такое сравнение: проза – это стайерская дистанция, а поэзия – это своего рода спринт. Но можно быть хорошим бегуном, как на стометровке, так и на марафонской дистанции. Но, чтобы пробежать стометровку тебе потребуется несколько секунд, а на марафонскую дистанцию – несколько часов. Теперь, что касается литературы и ее влияния. Мое первое детское воспоминание – это книжный шкаф. Книжный шкаф, как огромный загадочный мир. И я с детства помню академические собрания сочинений Пушкина, Лермонтова, Алексея Толстого, Чехова, Жуковского… Я даже корешки их хорошо помню. Помню, как с мамой мы ездили выкупать подписные издания. Отца я потерял рано, и библиотеку пополняла мама. Можете себе представить себе полярную ночь в Мурманске, где я родился, мама тянет меня на санках из магазина подписных изданий, были такие в СССР, а на коленях у меня лежит пара томов Тургенева. Книга была неотъемлемой частью жизни, культуры, мировосприятия. Именно книга развивала в человеке образное мышление. Телевизор такого не дает. Человек телевизора поглощает штампы. Готовые штампы. В результате – он деградирует. Сегодня, заходя в дом, в современную семью, мы можем увидеть полки, заставленные DVD-дисками, но можем не увидеть ни одной книги. Человечество без книги, без чтения, без образного мышления обречено на смерть. Я это уже не раз говорил в различных интервью. И с моей точки зрения, развитие литературы определяет развитие нации.
Кто из классиков повлиял на меня? Любимый поэт – Федор Тютчев. Конечно – никуда без Пушкина. Это – в целом – вся русская литература XIX века, как золотой фонд общечеловеческой культуры. Как общепризнанный феномен. Как литература глубоко христианской традиции. И я не скажу, что сегодня русская литература в упадке. И сегодня есть достойные продолжатели традиции золотого века русской культуры, есть те, кто развивает их, другое дело – нет государственной политики, нацеленной на поддержку литературы, на поддержку чтения, книгоиздания. Коммерциализация литературного процесса наносит огромный вред настоящей художественной литературе, оставляет за порогом книжных магазинов тех, кого в будущем могли бы назвать классиками, снижает интеллектуальный уровень тех, кто еще берет в руки книгу. И потом мы удивляемся поступкам и жестокосердию современной молодежи? Глупо ждать прогресса от непросвещенных людей, лишенных культуры. Просвещенного человека не надо учить уважению и любви к другим людям, не надо учить той самой пресловутой толерантности, ему не надо талдычить, что нельзя разрушать исторические и культурные памятники. Но, глядя на сегодняшний мир, возникает чувство, что тьма наступает повсеместно. А мы тут энергосбережением увлеклись. Света надо больше. Просвещенности… Ее сегодня не хватает даже национальным элитам, в первую очередь – национальным элитам.

- Сегодня как раз речь идет о сокращении гуманитарных часов в школах, о сокращении бюджетных мест гуманитарного профиля в вузах, и, конечно, главному удару подвергаются история и литература.

- Это преступление! Если называть вещи своими именами… Кого мы хотим сформировать сегодня? Если мы хотим сформировать специалиста, то давайте его пошлем в Индию или в Китай. Потому что, как ни крути, там сегодня формируют индийского программиста или китайского математика. А у нас, получается, задача, сформировать американского газосварщика. Если мы хотим сформировать российского специалиста, он должен иметь наши основы – нравственности, духовности, культуры. Вот для чего нужны гуманитарные дисциплины. Для нас, живших еще 20 лет назад, особенно заметно, в какую сторону мы сегодня идем. Мы помним, какую роль играла литература в советском обществе, какую роль играли писатели в элите общества. Литература активно участвовала в процессе формирования общественного сознания. Сегодня этого нет. А многое из того, что есть, разрушает это сознание. С нынешним отношением к историческим знаниям, к культуре в целом, мы не сформируем нормального человека. То, что сегодня происходит с преподаванием литературы, истории – это катастрофа. Мы воспитываем людей без роду и племени. И те, кто запустил этот процесс, совершили преступление – перед обществом, перед страной, перед будущим России. Ведь еще совсем недавно быть культурным человеком было престижно. Обсудить новый фильм, театральную постановку, следить за музыкальными веяниями, обсудить книжную новинку…

- О книжных новинках… Кто из современных авторов сегодня вам интересен?

- Многие. Очень многие. Я читаю тех, кто публикуется в журнале «Наш Соверменник», читаю многих западных, славянских авторов. Скажем, из сербов с удовольствием читал Бору Чосича, Горана Петровича, Милорада Павича, разумеется, читал, читаю чеха Милана Кундеру, поляка Януша Вишневского, украинских, белорусских писателей еще многие авторы ждут своей очереди. Кстати, должен заметить, что именно славянская литература сегодня на подъеме. Русская классика повлияла на славян, сегодня славяне делают мировую литературу. Из россиян читаю Александра Сегеня, Юрия Полякова, Юрия Козлова, Евгения Шишкина, Андрея Воронцова, Станислава и Сергея Куняевых, всегда с удовольствием читал Довлатова, тебя, Сергея Козлова, читаю с удовольствием, из молодых – Захара Прилепина. Из поэтов – Глеба Горбовского, Валерия Дударева, Юрия Перминова, Андрея Шацкова… Из наших – Володю Волковца. В целом, очень обширный список получится. Так что литература не в кризисе, в кризисе общество. Можно говорить только о снижении влияния литературы на развитие общества.

- Стихи Мизгулина сегодня вошли в общенациональную хрестоматию для школьников. Смотрел содержание: Мизгулин между Маршаком и Михалковым. Это показатель уровня творчества. Чего хотел бы добиться поэт Мизгулин?

- Да все это ерунда, а не показатель. Творчество должно производить впечатление. И многое зависит от настроения, от восприятия читателя. Поэтому единственная цель, какая может быть у любого писателя – чтобы читали и понимали. Читали и слышали душой. Только советская власть позволяла поэтам жить на гонорары от творчества. За строку платили немалые деньги. Ни до, ни после – такого не было. Главное, чтобы поэзия продолжала жить, во мне, в читателях, в народе. Вот это показатель. Показатель интеллектуального, культурного развития нации.

- Какое осталось впечатление от первой публикации, первой книги…

- О! Это было давно. Почти 30 лет назад! Первая публикация в журнале… это… «Молодая гвардия» 1984 год. Потом был сборник. «Поэты Ленинграда». Мои стихи вошли в этот сборник. Тогда была серия «Поэты Советского Союза». Кстати, возвращаясь к гонорарам. За участие в сборнике «Поэты Ленинграда» я получил 450 рублей. Те, кто помнит средние советские зарплаты, могут оценить и что это были за деньги, и как советское государство вкладывало в культуру.

- А как перевести эту сумму для современной молодежи?

- Полагаю, это сравнимо с суммой в 4500 долларов.

- А первая книга?

- Первая книга была рекомендована к изданию совещанием молодых писателей еще в 1983 году. Но, в силу ряда обстоятельств, она не вышла. Потом началась перестройка. Не до поэзии было государству. И до сих пор не до поэзии. И первую книгу я издал в 1993 году. Она называлась «Петербургская вьюга». Потом была «Зимняя дорога», изданная в 1995 году. Помню, как из псковской типографии мне привезли тираж, и я собственноручно таскал его сначала к лифту, а потом к себе домой. Вот это было впечатление от выхода книги. До сих пор помню. Сейчас, когда издает книги «Сибирская благозвонница», а продает по всей стране такой талантливый продавец и любитель книги, как Елена Нифанова, которую знают на всех православных выставках и книжных ярмарках, можно быть только благодарным, что мои книги находят своего читателя по всем городам и весям России, Украины, Белоруссии. Особенно, учитывая резкое снижение читательского интереса к поэзии.

- И все же, что такое поэзия?

- Я бы определил так: это разговор с Богом. И русский человек пытается вести этот разговор с Богом. Внутри себя, мы понимаем, что этот разговор не принесет нам, с точки зрения банального материализма, ничего хорошего. И, тем не менее, русский человек стремится к этому диалогу. Мы сегодня завозим всё: от картофеля до автомобилей, всё завозим, скоро мы не только самолеты и корабли будем покупать, но и экипажи будем покупать. Но остается единственное, что нельзя импортировать, это – поэзия. Русского поэта нам из-за рубежа не завезут! И он остается главным носителем национального языка. Последним его хранителем.

- Что главное в поэзии?

- Гармония…

Print Friendly, PDF & Email

Песни на стихи Дмитрия Мизгулина