Main menu

Кирилл КОЗЛОВ

«ТАКИЕ ПРОСТЫЕ СЛОВА…»

О поэзии Дмитрия Мизгулина

В 2016-2017 годах в Санкт-Петербургском издательстве «АПИ» вышел трехтомник избранных стихотворений Дмитрия Мизгулина. Автор представил произведения, созданные на протяжении тридцати семи лет, начиная с 1979 года...

Дмитрий Мизгулин руководствовался двумя принципами: во-первых, ему представлялось важным выпустить избранное именно в Санкт-Петербурге; во-вторых, директор издательства Валентина Рыбакова предложила поэту концепцию оформления стихов акварельными работами художников Анатолия Евменова, Анастасии Евменовой и Олега Фахрутдинова. Смелые замыслы принесли удивительные результаты.

В каждой писательской биографии есть отправная точка – момент первой публикации в периодической печати. У Дмитрия Мизгулина это произошло в 1980 году. С тех пор немало воды утекло, состоялось множество публикаций. Первый том начинается с 1979 года, когда восемнадцатилетний поэт находится в восторженном предчувствии будущих открытий – в этом возрасте поэтическое любопытство огромно, а вот профессиональные навыки весьма скромны. Но это дело наживное! Главное – ощущение молодости, дерзновенность, желание идти вперед, бороться и непременно побеждать. Характерно стихотворение «Ручей», где затрагивается философская тема соотношения сил. Как в природе, так и в человеческом мире неизбежно поглощение – ручей вливается в полноводную реку, для того он и существует. Но в конце стихотворения проявляется упорство Мизгулина, четко формулируется его жизненная позиция:

Так в водах тех не потерял

Ручей характер свой,

Хотя и был он очень мал

В сравнении с рекой.

Действительно, человек вынужден приспосабливаться к определенной реальности, но при этом он сам должен создавать возможности для осуществления благородных устремлений. То же самое – в литературе. Разумеется, в рифму до нас писали, притом высоклассно и неподражаемо, но это не значит, что мы не привнесем ничего нового. Получится или нет – неизвестно. Способы разные. Сочинитель может долго сотрясать воздух, эпатировать, привлекать к себе внимание, а может терпеливо писать, не навязываясь, не желая ни славы, ни почета, ни прочих соблазнов. Про такого поэта потом скажут так, как сказал Мизгулин про своего друга: «В обыкновенности своей был просто необыкновенен!». Фактически в тезисе, озвученном сейчас, вся суть первого тома – поэт взрослеет, начинает трудиться, затем постепенно учится ценить обыкновенность окружающих нас вещей. Тут прослеживается элементарная, но жизненно важная связь – умение ценить «копеечные» вещи позволит ценить прошлое. Одно из наиболее трогательных стихотворений написано в 1984 году и носит название «Старая пластинка»:

Давно уже умерли люди,

Что первыми въехали в дом,

Не знали, что внуки их будут

Смеяться и петь о другом.

Невольно вспоминается финальная сцена любимого многими фильма «Покровские ворота», где главный герой задается извечным вопросом, а была ли вообще молодость? Но при этом грампластинка – жива! Человек может сохранить ее, взять с собой в будущее. Поэт Дмитрий Мизгулин, не раздумывая, берет, ведь иначе нельзя...

Здесь вспомним о том, что у каждого поэта есть собственный словарь. В стихотворении «Старая пластинка» впервые звучит прилагательное «сердешный» – Мизгулин принимает его на вооружение в качестве дополнительного художественного средства, отсылая к русскому фольклору, народным сказаниям о Емеле и других персонажах. «Сердешность» в данном случае не проявление глупости и безалаберности, а философия сострадания, без которого, собственно, нет ни России, ни ее поэзии.

В первом томе автор положил начало личному творческому осмыслению событий отечественной истории и культуры. Мы встретим диптих «Бестужев-Марлинский», стихи «У надгробия Сумарокову», «Данзас», «Тургенев на водах» и другие. Разумеется, есть и первые ласточки «тютчевианы» – почтение к поэту и дипломату привело поэта и мецената Дмитрия Мизгулина в Овстуг, в родовое имение Федора Ивановича. Мизгулину удается не просто зарифмовать известные либо неизвестные факты, а передать свою сопричастность, что и делает эти стихи поэзией, а не вариациями на тему.

Как следовало предполагать, по мере приближения к 90-м годам в стихах поэта появляется обеспокоенность, нарастает напряжение. Немудрено – наступили такие времена, «когда не сможет Слово тебе ничем помочь». Почему же раньше помогало, а теперь не может? Оттого, что «было Отечество, было – и нету» – не так-то просто смириться с предательским разделением и расслоением сильной России. На каких же произведениях здесь нужно остановиться? Сложный выбор. Закладка легла на стихотворение, посвященное писателю Петру Кириченко. И отнюдь не потому, что в нем два раза звучат строки: «Православному – крест, коммунисту – звезда», и не потому, что в новые смутные времена кто-то переосмыслил прежние атеистические воззрения, а кто-то отказался. Петр Кириченко оказал влияние на поэта – речь о старших товарищах, наставническая помощь которых укрепляет. За это последовала благодарность не только в виде посвящения, но и отдельного эссе, написанного поэтом после ухода друга. Еще можно вспомнить, как Мизгулин на выступлениях упоминал о поэтессе Наталье Грудининой, сделавшей, по его словам, огромный вклад в воспитание литературной смены...

Во второй том вошли стихотворения, написанные с 1995 по 2003 годы. Один из наиболее активных периодов жизни – от тридцати пяти лет до сорока – совпал с завершением двадцатого столетия и стал тяжелым испытанием. Страна не просто сменила идеологию – ранее отрицаемое моментально вошло в моду, а литература, подобно другим сферам, превратилась в рыночную. Поэт Дмитрий Мизгулин приходит к одному ключевому выводу: «Чтоб выжить в вихре перемен, / Ни в чем не надо изменяться».

Самое время вспомнить о персональном словаре поэта. Наиболее часто употребляемое во втором томе слово – «непогодь». Оно точно определяет негативность происходящего на Родине. Штука в том, что пережидать, пересиживать – авось развиднеется? – бесполезно. Это смутное состояние необходимо преодолевать. Мизгулин подбирает правильную рифму, уравновешивает чаши весов, а затем благодарит Всевышнего:

Я молюсь исправно Богу

И бреду сквозь непогодь.

Основательно в дорогу

Снарядил меня Господь!

Немного отвлечемся от литературы и вспомним историю одного замечательного знакомства – поэт лично знает путешественника, священнослужителя, художника Федора Конюхова и даже приобретает для личной коллекции его картины. В связи со сказанным логично предположить, что сам Мизгулин тоже поездил по свету – найти подтверждения тому труда не составит. Но где бы поэт ни останавливался, он желает скорого возвращения: «Помолюсь в Вестминстерском аббатстве за Россию бедную мою». Странствия однажды приводят на Афон – только там возможно очищение, лишь оттуда он привозит домой «надежду и покой».

Наконец, в третий том вошли стихотворения, написанные с 2004 по 2015 годы. Понимая, что создана эта книга успешным во всех отношениях человеком, о ней можно предварительно подумать как о самой сильной из всего собрания. Так ли это? Вероятно, их нет надобности сравнивать. В третьем томе определяющим становится ощущение прожитого времени, прошедшего в заботах, в суете. Вновь уместно вспомнить финал фильма «Покровские ворота» – каждый из нас уже испытывал подобные чувства или испытает их в будущем. «А было ли на самом деле то, / О чем я вспоминаю до сих пор?» – спрашивает себя Дмитрий Мизгулин, приблизившись к значительной отметке пятидесятилетия. Ответ появляется чуть позже в другом стихотворении: «Раз случилось – значит, так и надо». Подводя промежуточные итоги, поэт наблюдает как «остывают страсти в человеке», в первую очередь в нем самом, и движется дальше, поскольку не утратил главного – стремления продолжать.

Третий том следует назвать сознательным обретением веры – недаром в книге есть стихотворение, посвященное таинству Крещения. А произошло это, как сообщает нам Дмитрий Мизгулин, не в Санкт-Петербурге, даже не в Северо-Западном регионе: «Стали нынче Иорданью воды Иртыша...». В начале двадцать первого века началось поэтапное восстановление заброшенных храмов и строительство новых. Поэт счел необходимым присоединиться. Он принял участие в духовной жизни Ханты-Мансийского автономного округа, где долгое время работал. Хочется вспомнить стихотворение «Утренний ангел», которое легло в основу отдельной книги, изданной в 2009 году. Произведение замечательно и (вернемся к началу наших размышлений) необыкновенно... своей обыкновенностью! Здесь нет ни сложных образов, ни завораживающих метафор. Простой монолог о вечных ценностях придется по нраву читателям, поможет им почувствовать взаимосвязь со всем мирозданием.

Завершить хочется комментарием о художественном оформлении книг. Это пример гармоничного соавторства без каких-либо противоречий. Воздушная акварельная техника помогает поэзии звучать, а читателю – совершать путешествие по России. Задолго до появления трехтомника поэт Дмитрий Мизгулин и художник Анатолий Евменов встречались в Российской Национальной библиотеке на церемонии вручения литературной премии им. Б.П. Корнилова. В тот жаркий августовский день они стали лауреатами. В 2015 году художник закончил свой жизненный путь, но его работы продолжают вдохновлять людей.

Санкт-Петербург

Публикация на сайте газеты "День Литературы"

Ноябрь, 2020

Print Friendly, PDF & Email

Песни на стихи Дмитрия Мизгулина